Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

Шляпа

Весенняя тяга (продолжение)

И хоркает и петюнькает

Вечером охотники стали собираться на вальдшнепа. Коноводовы подбирали патроны нужного калибра, Сергей что-то громко выговаривал жене. Их голоса раздавались из окна дома. Виктор сидел на скамейке хмурый, вертел в руках ружье – дорогой десятизарядный Винчестер. Даршин с двустволкой на плече поторапливал компаньонов.
-- Ребятки, пора выходить. На места надо встать засветло. Всей охоты-то сорок минут. Выходим, выходим!
Вскоре вереница охотников двинулась по тропинке от деревни в сторону ближайшего леса.
Дома осталась жена Сергея Маша.
Впереди колонны шел Дмитрий Максимович, следом Коноводов-отец, дальше Коноводов-сын, затем Виктор, замыкал колонну Сергей. Шли молча, каждый думал о своем.
Через полчаса проходили первый перелесок.
-- Виктор, вставай здесь, - скомандовал Даршин, -- Смотри внимательно, может полететь отсюда или отсюда. А может быть и оттуда.
Даршин рукой показывал направления. Получалось, что полететь вальдшнеп может со всех сторон. Виктор молча кивнул головой и остался стоять там, где его поставили.
Остальные двинулись дальше. На следующей полянке оставили Мишку Коноводова.
-- Первый раз на охоте? Будешь с трофеем, новичкам везет, - ободрил его Дмитрий Максимович.
-- Вальдшнеп будет лететь прямо над макушками деревьев. Подлетая к полянке, он хоркнет. Если услышал хорканье, крути головой, ищи, откуда вылетает. Про упреждение не забудь. Если в лес будет улетать, не стреляй, не найдем потом.
-- А правда, что если перед пролетающим вальдшнепом подкинуть вверх шапку, то он развернется и полетит на шапку? – спросил Мишка.
-- Правда. Только сколько раз я шапку ни кидал, никогда такого не видел, - ответил ему отец.
-- Говорят, что надо шапки – ушанки кидать, на кепки не реагирует, - пошутил Даршин.
-- Вальдшнеп летит в сумерках в поисках самки. И хоркает он, вроде, как ее зазывает. На его хорканье с земли может «подпрыгнуть» самка. Он шапку может принять за самку и развернуться к ней. Вот тут бей, не жди.
-- А они по одному летят?
-- Да. Редко, когда двое. Если два летит, бить надо в того, кто сзади. А лучше вообще по ним не стрелять, чтобы самочку не задеть. Стреляют только самцов. И еще. Вальдшнеп может и не хоркать, а пролететь молча. Тогда это может быть самка, тоже лучше не стрелять.
-- А я знаю, что вальдшнеп может не хоркать, а петюнькать. Но это не каждый услышит, - сказал Сергей.
-- Ну, пошли дальше.
Так и шли они от перелеска к перелеску. Изредка то слева, то справа блеяли бекасы. Природа радовала тишиной и весенними красками. Тонкие линии еще голых деревьев, сумеречное небо в легких облачках. Запах прелой листвы и влажной земли бил в нос. Небольшие полянки тянулись цепью.
-- Ты меня, Дима, здесь поставь. Чем дальше зайдем, тем дольше обратно спотыкаться по кочкам в темноте, - попросил Евгений Павлович.
На самой дальней полянке встал Даршин. Не успел он осмотреться, как слева довольно низко, хоркнув, пролетел вальдшнеп. Дмитрий Максимович даже разглядел его длинный клюв. Выстрелил вдогонку, но промазал. Только у березы перебил ветку. Она повисла, запутавшись в кроне. А из раны закапал березовый сок. Он стучал большими каплями по сухим листьям, как метроном, отсчитывая ритм. Ритм охоты на вальдшнепа.
Тут же спустя три-четыре секунды где-то рядом раздался выстрел, потом еще один. Охота началась.
Вальдшнеп тянул хорошо. Выстрелы слышались все чаще. Даршин тоже стрелял несколько раз, но, к сожалению, мазал. За небольшое время он видел четырех вальдшнепов. Каждый раз вначале слышно было хорканье, потом вылетала птица. Вылетали они все справа, лишь одна вылетела в противоположном направлении, очевидно, это тот же самый вальдшнеп заходил на второй круг.
Прошло примерно минут сорок. Вокруг заметно потемнело. Вдруг на низкую ветку сосны, метрах в пяти от Даршина, прилетела большая коричневая сова. Она покрутила головой, увидела человека и осторожно прыгая по веткам скрылась в хвое.
Вальдшнеп больше не летал. Не было выстрелов и с соседних полян. Пора было уходить. Охота закончилась. Даршин закинул ружье на плечо.
Тут прямо навстречу вылетел вальдшнеп, гулко хоркнув в низкой октаве. Дмитрий Максимович пропустил его над головой, развернулся и выстрелил. Птица завалилась на правый бок, распрямив крыло, упала в еловые заросли. Даршин включил большой фонарь и пошел искать добычу. Ползая под елками с фонарем, вспомнил фразу, как-то сказанную ему старым охотником: «Уважаю вальдшнепов за гордую смерть. Погиб, так погиб. Он не дергается, крыльями не бьет. Колом о земь и всё». « Он-то всё, а мне теперь его полночи ищи», подумал Даршин, но тут прямо наткнулся на гордую птицу с тонким длинным прямым клювом.
Еще двух вальдшнепов подстрелил Евгений Павлович, одного вальдшнепа добыл Сергей. Новичку Мишке не повезло. Он даже ни разу не выстрелил, так стремительно пролетали мимо него птицы с длинными прямыми клювами. Тем не менее, все довольные шли по тропинке в сторону дома.
Виктора на поляне не было. Напрасно охотники кричали, напрасно долго стояли на поляне в ожидании чего-то. Виктор так и не отозвался на их голоса.
-- Видишь, вот это перышко на внутренней стороне крыла у локтевого сустава? Его очень ценят художники. Когда на вальдшнепа еду охотиться, всегда привожу кому-нибудь в подарок.

Цинь

Весенняя тяга (продолжение)

Начало тут

3679735
На селезня с подсадной.
Утром следующего дня в половине четвертого Дмитрий Максимович Даршин в полном охотничьем обмундировании, с ружьем на плече и патронташем на поясе прохаживался по дорожке вокруг дома в ожидании остальных участников охоты. Вообще-то, охота с подсадной, это не загонная охота, там много охотников не требуется, но Даршину просто хотелось показать своим новым знакомым, как она красива, охота с подсадной.
Прождав полчаса и не дождавшись никого, он решил идти один. Места он знал, подсадная уточка Клава уже ожидала в клетке. Погода с самого утра радовала. Открывающееся из сумерек небо, было чистым. Ветра пока не было.
Птичий щебет со всех сторон оглушал. Где-то за болотцем токовали тетерева. И их бульканья не прерывались ни на секунду. Весна – это удивительное время пробуждения всего живого.
Подойдя к шалашу, Даршин огляделся. Укрытие находилось совсем рядом от кромки воды. Летом в этом месте обычно сухо, вся вода возвращается в озеро, а вместо нее все пространство между кустарниками и деревьями зарастает высокой травой. Сейчас же даже высоких кочек не видно. Уровень воды чуть выше колена.
Дмитрий Максимович натянул повыше сапоги, вытащил из клетки приманку для селезней. Самое сложное было надеть на лапку утки ногавку. Утка ни в какую не хотела, чтобы ее держали в руках, что-то пристегивали в лапке. В результате Клава была привязана к небольшому колу метрах в семи от укрытия.
Подсадная, почуяв свободу, начала рваться, пытаясь свалить от берега подальше. Но потом, видимо, поняв, что это невозможно, успокоилась. Несколько раз пронзительно крякнув, она начала, как порядочная женщина, приводить себя в порядок. Неспешно она почистила перышки. Нет, она почистила каждое перышко на своем теле. Затем сполоснулась несколько раз, похлопав крыльями. Потом ей захотелось перекусить. И никто ей не мог запретить потыкаться клювом в воду в поисках чего-нибудь.
Даршин терпеливо ждал, когда же, наконец, утка закончит заниматься собой и начнет работать. Еще какое-то время, Клава забивалась в травку и прятала голову в воду. Маскировалась, завидев в небе большую черную птицу.
Наконец, когда Дмитрий Максимович уже отчаялся ждать, подсадная начала призывы. Она открыла клюв и крякала без перерыва минут семь. Два или три раза прямо над головой охотника пролетали утки, крякая на всю округу. Еще долгие десять-пятнадцать минут прошли в ожидании.
И, наконец, справа метрах в двадцати от укрытия на воду плюхнулся селезень. Это была очень красивая птица. Голова с темно-сизым отливом, яркая синяя, как небо, полоса поперек крыльев. Даршин замер, превратился в дерево. Ему показалось, что он даже дышать перестал. Селезень, не заметив ничего подозрительного, очень медленно начал плыть к подсадной. Вот, он на некоторое время скрылся от глаз охотника за кустами ивы, вот, снова выплыл на чистую воду. Осталось проплыть совсем чуть-чуть, чтобы точно встать под выстрел. Даршин крепче взялся за ружье, большим пальцем правой руки снял с предохранителя. Еле слышный металлический щелчок. Щелк! Тут селезень остановился, замер, осторожно повернул голову в одну сторону, в другую. Выждал еще несколько секунд. Затем невозмутимо спокойно, не спеша, развернулся, заплыл за кусты, откуда его не было совсем видно. И уже тогда шумно взлетел, прячась за деревьями, не оставив Даршину никаких шансов для выстрела.
Одна маленькая ошибка и добыча уходит из рук. Но охота есть охота. Повезти должно кому-то одному.
Еще два часа прошли совершенно спокойно. Дмитрий Максимович любовался природой, наслаждался звуками весеннего леса, тетеревиными улю-люканьями. Наконец, решил, что для первого раза хватит, пора уходить. Вышел из укрытия, аккуратно ступая по воде, дошел до Клавы. Тут ему послышалось, что в ближайших кустах «хрумкает» селезень. Да, да, именно так. Селезень может крякать, отзываясь на призывы утки, а может, наблюдая за уточкой из укрытия, «хрумкать», как бы шлепая губами, рассуждать про себя: «Надо эти мне приключения или зачем мне оно сдалось на старости лет». Даршин вгляделся вглубь разлива. Никого. Он обхватил утку с двух сторон за тельце и отнес на берег. В клетке Клава начала истошно кричать.
В это время из кустов, наперегонки к Клаве выплыли два больших матерых селезня. Даршин, не задумываясь, вскинул ружье, выстрелил по правому. Левый селезень от неожиданности отпрыгнул в сторону, но не улетел, остался в кустах. Правый забился крыльями по воде, пытаясь взлететь. Даршин выстрелил еще раз. Левый селезень тяжело оторвался от воды и полетел в сторону большой воды. Правый, подранок, продолжал биться на воде. Дмитрий Максимович вышел из укрытия и сделал шаг в сторону селезня, перезаряжая двустволку. Селезень отчаянно сражался за жизнь, не теряя надежды уйти от охотника. Но даже уплыть у него не получалось. «Вот она, вот она, добыча, вот он трофей», - думал Даршин двигаясь к жертве. Тут селезень увидел злодея, изловчился и нырнул.
Что? Как? Где? Где добыча? Где трофей?
Еще два часа Даршин бродил по колено в воде, расширяя радиус поиска раненой, но не сдавшейся птицы.
-- Да ты что, не знал, разве? Он ныряет, отгребает от опасного места под водой, цепляется за травку, только кончик клюва из воды высунет, чтобы дышать. И все. Поди найди его. Стрелять надо уметь, охотничек! – отчитывал Дмитрия Максимовича Коноводов-отец, когда тот вернулся в деревню.
-- Не ожидал. А стрелять и правда, надо бы потренироваться. Давно не стрелял.
-- Был у меня в бригаде мужичок один, охотник от бога. Стрелять мог в любом состоянии и всегда точно в цель, - басовито заговорил Евгений Павлович, -- Женькой звали. Выпить очень любил. Пошли мы как-то на лося. А он, черт старый, напился так, что стоять не мог. Мы его на номер поставили, к березе прислонили и направление указали, откуда может лось выйти.
А чего, просто так ждать? Женька достал из кармана бутылку, из другого рюмку хрустальную. Очень любил беленькую из хрусталя пить, даже на охоту всегда с собой ее брал. Приложился, березкой занюхал. А уже совсем темно стало. Пригляделся в подконтрольный сектор – стоит лось. Бах. Лось упал.
Женька стоит, за березку держится. Товарищей ждет. Принял еще рюмку. Глаза поднимает – лось. Странное дело. Неужели поднялся? Бах. Добил подранка. Лось упал. А Женька снова чуть-чуть налил себе, чтобы согреться только. Так-то уже и не надо ему было. Слышит, шевеление какое-то. А лось опять стоит. Крепкий оказался, видать. Никак умирать не хотел. Задела Женьку профессиональная гордость. Снова вскинул ружье, прицелился, выстрелил – упал бык.
Тут и ребята подошли. «Чего стрелял?», - говорят. А он только рукой показал, где лось стоял и повалился в снег.
Пошли охотники смотреть. Картина жуткая. Лежит в осиновых зарослях молодняка три лося, большие, рогатые.
Понял, Максимыч, как стрелять надо? А ты мазила! Ха-хах!

-- А где же хозяин? – решил сменить неприятную тему, Даршин.
-- Так, Серега еще не выходил из спальни. И мой бизнесмен еще дрыхнет. Расходились-то поздно. Мы и на охоту твою проспали поэтому. Да ты садись, мы тебе нальем сейчас.
За столом под навесом сидели еще Виктор и Маша. Она без остановки что-то «крякала» Виктору, Евгений Павлович до возвращения Даршина сидел в стороне, изредка наливал себе водку в граненый стакан.
Даршин пить не стал, ушел в дом отдохнуть перед вечерним вальдшнепом.

Перец

Еще раз о птице... с креветками.

13

На рынке продавали мясо страуса. Мне почему-то подумалось, как их в домашних условиях забивают? Курицу, понятно, утку могу представить, гуся уже сложнее. А страуса? Потом вспомнил, что в домашних сельских хозяйствах еще есть свиньи и быки. Ну, про свиней, понятно. Их из ружья, вроде, кто слаб. А страус? Клюв, ноги спортивные... А жить все хотят. Тут кто кого.
Вот с этими трагическими мыслями я и купил индейку. Уже в таком виде, без перьев и хвоста. Выдавали, кстати, за индейку. А там, кто ее знает, может так же, как с корюшкой, надули. Я буду называть это мясо индейкой.
Collapse )
Шляпа

Охота на рябчика

ryabchik

Охота очень похожа на рыбалку. Впрочем, об этом я уже писал.
На рябчика мы ходили каждый день. И в день по несколько раз. Тем более, что ходить далеко не приходилось. Сразу за деревней этого рябчика свистело со всех сторон столько, что душа радовалась такому обилию живой природы в наших лесах.
Тут главное приманить.
Захожу в красивый осенний лес. Сажусь на трухлявый пень. И начинаю свистеть.
Сначала свищу, как самец: тиииииииить - тиииииииииить - ти-тиить. Тут главное не сфальшивить. У рябчика очень тонкий слух. Вон, смотри, как уши оттопырил и слушает.

25

    Посидел, вгляделся в лес. И теперь свищу, как самка (а что поделаешь, такая она, охота на рябчика): Тиии-ии-иить - ти-тить.
И тишина. А я знаю, рябчик уже тут, где-то рядом. Сидит тихонько, прислушивается. Кто кого пересидит?
     Если рябчик замечает охотника, то он осторожно, чтобы не спугнуть охотника, сматывается с этого места. Тихонько, чтобы охотник не заметил. Так и сидишь час, как дурак ждешь. А рябчика уже и нету.
А бывает, что рябчик не обнаружил опасности и ф-рррррррррррр. Перелетает из укрытия на ветку. Вот это ф-рррррррррр - называется благородным звуком. Такой звук крыльями издают только достойные внимания птицы, например, рябчик, как представитель тетеревиных. Итак, услышал ф-рррррррррррррр или пы-рррррррррррррр, значит это он, красавец. Тут уж не теряйся.

1361723976_gelinotte_des_bois_male_-_copie

А бывает, проходишь весь день, пересаживаясь с пня на пень, и никакого пы-рррррррррррррр. Только попугаи какие-то летают вокруг и сойки.
При охоте на рябчика я явно экономил патроны. Да и как стрелять по таким курочкам?  Пусть уж лучше другие палят из ружей, а я им лучше спою: тиииииииииииить - тииииииииииииииииить - тииить - тииить - титить. Главное не сфальшивить.

Кстати, это тоже рябчик:

1352902559_ryabchik-russkiy

И это
sfrhnv jhlqtdxnyeyhw

И вот это тоже:
images