Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

с гитарой

Весенняя тяга (Продолжение)

Начало тут

«В подсадную не стрелять!»

Когда Машка училась на первом курсе института, за ней ухаживал один мальчик. Вернее, ухаживали многие, а предпочтение было отдано одному. Звали его Гоша. Был он долговязый, длинноволосый панк. Играл на гитаре и общался с Машкой. Больше ничем не занимался. Он приезжал за ней к окончанию занятий на мотоцикле и увозил Машку в неизвестных направлениях.
Была ли это любовь, Машка не понимала. Просто не задумывалась об этом. Ей было хорошо с Гошей, прикольно, как она сама для себя это определила. И еще ей очень нравилось с ним целоваться. Так они прокатались на мотоцикле целый месяц. Потом Гоша куда-то делся. Пропал. Машка ждала его долго. Примерно неделю она выходила из института и оглядывалась по сторонам, ожидая услышать рев мотоцикла. Потом оглядываться перестала. А потом Рома, который учился с ней в одной группе, пригласил ее в туристический клуб. И, к своему удивлению, Машка согласилась. Кстати, как потом оказалось, целоваться Рома совсем не умел.
Они ходили в походы. Сначала по выходным, потом в каникулы. Уезжали далеко. Ходили пешком по много километров с тяжелыми рюкзаками. Забирались высоко в горы, проходили на байдарках реки с суровыми порогами, топтали лыжные Полярные маршруты. Рома, который привел Машку в клуб, вскоре был призван на службу в Армию. А Машка увлеклась походами. Вернее, если честно, она ходила во все эти походы только из-за одного. Ей хотелось быть рядом с Олегом.
Олег к тому времени уже закончил Московский Авиационный Институт, и учился, как ни странно, в аспирантуре Первого медицинского. Высокий, красивый, черноволосый, умный. Очень умный. Так казалось Машке. Она влюбилась в него сразу. Вернее, сначала она ненавидела его. По вечерам в туристическом клубе он проводил занятия по физической подготовке. Машка не могла никак справиться с нагрузкой, настолько трудными для нее были эти занятия. А бросать клуб не хотелось. Но тренер был жестоким, нагрузки не снижал. 10 км бегом, потом 100 приседаний, наклоны, отжимания от пола на кулаках, подтягивания на перекладине. Снова приседания. После 3-х часов тренировки желающие оставались поиграть в волейбол. У Машки подкашивались ноги, но отставать не хотелось. И она играла в волейбол.
Домой возвращалась ночью. И сразу спать. А перед глазами он – Олег.
В походах никому не делалось поблажек. Девушка ты или парень, разницы никакой. Если хочешь в поход – бери рюкзак и иди. Никто, кроме тебя не понесет твой рюкзак, никто не поднимет тебя на перевал. Если ты не можешь вброд перейти горную речку, переносить тебя никто не будет. И не потому, что команда подобралась такая жестокая, а потому, что в первую очередь нельзя подставлять своего товарища. Если он будет нести свой рюкзак, а еще и твой, он не пройдет маршрут, физически не сможет. Виновным в этом будешь ты. И все это понимали. И старались изо всех сил.
Но так хотелось девушке, чтобы ей помогли, не потому, что трудно, а потому, что хочется внимания. А этот Олег – железный лом. Покрикивает на всех. И на Машку тоже. Она ему и глазки построит,  и каши с мясом побольше положит. Не помогает.
Орлиный нос, длинная шея, сухие потрескавшиеся губы. «Интересно, как он целуется», - думала Машка по ночам в палатке, пытаясь уснуть.
А веслом работала она уже лучше всех, и на скалы карабкалась и узлы вязать умела.
И, наконец, случилось чудо. Как-то летом их туристическая группа путешествовала на Кавказе по бурной реке на плотах. На одной из стоянок Олег позвал Машу поехать вместе с ним в ближайший поселок. Надо было купить вина и кое-какие продукты, т.к. собирались отмечать день рождения одного из участников похода.
-- Гитару купите, - напутствовал их Женька. Он был единственным гитаристом в группе. На его гитару накануне кто-то сел.
-- Поедем с нами, сам и купишь, - предложил Олег.
Так, Олег, Маша и Женя ушли в сторону горной автодороги, где рассчитывали поймать попутку до ближайшего магазина.
Им повезло. Местный джигит Гоги на разбитой шестерке согласился довезти их не только до магазина, но и вернуть обратно. А от дороги до лагеря всего пять километров пешком.
Продукты купили быстро. Гитара в сельмаге не продавалась, но водитель сказал, что знает, где можно купить такой  инструмент. И, вот, уже они втроем, с гитарой в черном тряпочном чехле, довольные возвращаются назад. Доволен был и Гоги, ему так понравилась Машка, что он то и дело поворачивался назад. А дорога, обычная грунтовка, начала сильно заползать вверх. Слева скалы, справа крутой обрыв. Навстречу Жигулям из-за поворота выехал мотоцикл с коляской. Гоги в это время в очередной раз делал комплимент Машкиным глазкам, приглашая ее на свидание.
Дальше события развивались стремительно. Руль резко вправо, чтобы уйти от лобового столкновения. Колесо скользнуло по камню. Корпус завалился на бок. И машина, кувыркаясь, покатилась вниз, увлекая за собой лавину мелких камней. Крыша, земля, камни, ноги, голова, крики, шок. Остановка. Тишина.
Когда пыль осела, пассажиры и водитель выбрались из раскорёженного железа наружу. Было странно, как они все помещались там, в этом мятом ржавом ведре. Прошло еще пара минут. Никто не мог ничего говорить. Они стояли и смотрели друг на друга.
Первым пришел в себя Женька.
-- Мы живы? – спросил он, словно обратился к кому-то свыше.
Потом начали ощупывать друг друга. Голова, руки, ноги, позвоночник, ребра. Несколько царапин на водителе, да большой синяк на Машкином бедре виднелся через разорванные брюки. Все целы. Еще раз посмотрели наверх, туда, откуда они слетели. Впечатляет. Но как? Не может быть. Они вертелись несколько сотен метров по крутому склону вместе с камнями в консервной банке. И живы. Живы.
Когда вернулись в Москву, Олег бросил аспирантуру и поступил в Духовную семинарию. Сейчас у него небольшой приход в Малоярославце. И семеро детей.
А Машка вышла замуж за Женьку, с которым после окончания института они уехали жить и работать в Тюмень.
-- А помнишь, как мы на Кавказе с обрыва кувыркались? – спрашивает Женька жену.
-- Да. От гитары одни щепки из чехла вытряхнули, а на нас даже одежда не порвалась, - и еще Машка вспомнила, как в ту ночь ее целовал Женька. «Все-таки, Гошка целовался лучше».
Через час самолет унесет их из Тюмени в Москву к Машкиной сестре Елене Юрьевне. В отпуск. Погостить.