Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Цинь

Страшный человек

Я страшный человек. Начинаю сам себя бояться.
       На прошлой неделе мне пришла в голову мысль о проведении летнего отдыха следующим летом в Хорватии. Целый день в моей голове роилась эта идея, я разглядывал симпатичные картинки, мечтал. На следующее утро по Первому каналу целый час ведущий популярной передачи путешествовал по Хорватии, рассказывал много интересного. Совпадение? Вечером я залез в ЖЖ в ленту друзей. И что? У Аньки Симтниковой (Турчаниновой) пост про то, как они приехали в Хорватию. Они и сейчас вроде еще там :) Анька, привет!
Дальше.
       Вчера весь день на языке крутилось слово - чубушник. Прикольное слово. Это название известного кустарника, который мы знаем под другим, более романтичным именем - жасмин. Весь день в голове сидел этот чубушник. Сегодня утром по ТВ тетенька говорит: Чубушник, это такой кустарник, который мы неверно называем жасмином.
        Это как?
        Сегодня с самого утра начал мечтать о поездке на море, хоть на пару деньков в Алушту или в Ялту. Только один глоточек портвейна Красного Крымского, съесть самый вкусныы в Крыму чебурек в Перевальном и разочек нырнуть в море. И можно обратно. Жду завтра результатов :)
шарфик

Званный гость (творожная запеканка)


На следующее утро Фома Фомич чуть свет, выехал в Хлебниково. Анна Апполоновна Ланская встретила сыщика сдержанно.
-- Что Вы желаете узнать? – строго спросила она прямо с порога, узнав, кто к ней пожаловал.
-- Вы прибыли вчера из Европы? – поинтересовался Фома Фомич.
-- Да, из Вены.
-- Ужасная, невоспитанная Европа, мадам.
-- Почему Вы так решили?
-- Я выехал из дома в шесть утра, а Вы держите меня на сквозняке, и не предложили даже чай, - спокойно говорил Фома Фомич.
-- Что же, извольте. Дарья! Подай чаю господину полицейскому! Проходите, ммм… Фома Фомич, - с трудом вспомнила она имя гостя, который представлялся ей три минуты назад.
К чаю было подано малиновое варенье и творожная запеканка. Хозяйка сидела напротив и пила кофе из маленькой фарфоровой чашки.
Следующие пятнадцать минут прошли в гробовом молчании.
-- А нет ли у Вас что-то покрепче чая? – набрался наглости Фома Фомич. После раннего подъема, морозной дороги его сильно растрясло. Немного знобило.
-- Это все, что Вы хотели у меня узнать? – сухо ответила Анна Апполоновна.
Не дожидаясь ответа, она встала из-за стола, подошла к большому старинному серванту со стеклянными дверками, достала оттуда высокий графин с рубиновой жидкостью, и одну граненую рюмку.
Фома Фомич наливал себе сам. Прошло еще пятнадцать минут.
-- Прекрасная запеканка. Правда, я рекомендовал бы добавлять в творог протертую грушу и манную крупу вместо муки. А изюм брать белый янтарного цвета без плодоножки. Но все равно, запеканка очень вкусна. Кто готовил? Дарья?
-- Мне не интересно, кто готовит еду. Теперь сюда приедет сын. Пусть его это волнует. Так что Вы хотели узнать, Фома Фомич?
-- Скажите, мадам, Вы были у мужа в кабинете?
-- Нет, я не заходила туда. Все это так ужасно.
-- А раньше Вы бывали там? Можете сказать, все ли вещи на своих местах, может, что-то пропало или находится не там, где должно быть?
-- Разумеется, могу. Конечно, я последнее время редко бывала в имении мужа, но он был консервативен. Требовал, чтобы ничего не трогали. Тут мебель по всему дому сохранила свои места со времен деда Ивана Григорьевича, кстати, его тоже звали Иван.
-- Тогда, давайте пройдем в кабинет покойного, - предложил согревшийся сыщик.
Вдова Ланская поднялась из-за стола. И они направились на второй этаж по деревянной скрипучей лестнице.
-- Как будто, все на месте. Стол, книжный шкаф, кресло, - осмотрелась Анна Апполоновна.
-- Посмотрите, пожалуйста, не пропало ли что-то со стола?
-- Да нет, вроде все на месте. Свеча, бумага, чернильница… Подождите, а где Вольтер?
-- Вольтер? – переспросил Даршин. Он, вроде и не удивился.
-- Да, вот тут стоял бронзовый бюстик Вольтера, - и вдова ткнула пальцем в зеленое сукно. На нем явно выделялся светлый прямоугольник, - Вот тут. Теперь его нет.
-- Спасибо, мадам. Это все, что я хотел узнать, - ответил Фома Фомич, и вышел из кабинета.
Когда сыщик был уже одет, Анна Апполоновна сообщила:
-- Я буду в имении еще пять дней, потом уеду снова в Европу. Следить за домом останется Дарья.
-- Хорошо, мадам. Кстати, великолепная запеканка. Обязательно поблагодарите от меня Вашу служанку.
-- Полицейский, скажите, а где Федор?
-- Это мы пытаемся узнать, уважаемая Анна Апполоновна. Вы позволите мне заехать к Вам еще раз, если возникнет такая необходимость?
-- Не скажу, что я буду очень рада, но что поделаешь, придется Вас терпеть.
-- Обязательно передайте Дарье, что запеканка бесподобна.
Уже трясясь в обратной дороге, Фома Фомич начал размышлять.
«Как только приеду домой, непременно займусь творожной запеканкой. Хуже запеканок я не встречал. Эта Дарья совершенно не умеет готовить. Нет, как только вернусь домой, сразу же приготовлю запеканку.
Теперь все ясно. Кто-то зашел к Ланскому в кабинет и приложил его Вольтером по затылку. Вольтер – убийца. А где Вольтер? Сейчас нам его не найти. Преступник мог выбросить его в окно, например. Кругом такие сугробы, что шансов мало. Но можно попробовать.
Для этого понадобится творог, манная крупа, сахар, немного соли, четыре куриных яйца. Сегодня я возьму два яблока и изюм. Еще нужны будут панировочные сухари и сливочное масло».
Если бы кто-то мог слышать, о чем думал Фома Фомич Даршин, он наверняка решил бы, что старик напился сладкой наливки, разомлел и теперь просто бредит. Но это совсем не так. Мысли в голове сыщика как раз были аккуратно разложены по полочкам. И он, как никто другой именно в такие минуты мог легко отделить запеканку от Вольтера.
«Дно керамической посудины надо вымазать сливочным маслом и обсыпать панировочными сухарями. А уж на них выложить хорошо размешанную массу. А сверху положить сметану. Затянуть всю поверхность сметаной. И запекать».
Воображение разыгралось у Фомы Фомича настолько явно, что в карете появился запах ванили, вкусно запахло запеченым творогом. Запах детства. Но и теперь отставной сыщик любил приготовить себе душистую творожную запеканку.
«Кушать надо непременно со сметаной. Можно добавлять маленькую ложечку смородинового желе. Непременно с жирной густой сметаной.
«Настаиваю. Это не несчастный случай. Ивана Григорьевича Ланского убили Вольтером. Наповал. С первого удара».

Продолжение следует...
Цинь

Вена (взгляд со стороны) - продолжение.

Насколько я понял по фотографиям, с покушать и выпить в Вене все в порядке. Поэтому наши герои, взяв волю в кулак, должны были все время контролировать свой вес

Collapse )
Вот ссылка на все Вовкины фотки:http://public.fotki.com/bvn1/vienna/