Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Цинь

Сергеич

    Сергеич медленно приближался к Петрушкиному лугу. Не то, чтобы там было что-то интересное. Просто туда вели Сергеича ноги и мысли.
     Сергеич вполне известный в городе художник. По крайней мере, множество вывесок и плакатов в центре Кислых Молочек, придуманы его мозгами и их контуры намечены его рукой.
     Например, витрина небольшого магазина «Про всякое мясо», заказанная как-то по пьяни хозяином Алексеем Максаковым, придумана полностью Сергеичем. Очень тонко подмечены толстые, откормленные формы свиней и коров, вольно пасущихся на ярком зеленом газоне. Весьма колоритно выглядит на их фоне пузатый фермер в белом халате, с засученными рукавами. Еще на нем черный фартук, а в правой руке топор мясника. Его улыбка из-под усов как бы говорит нам: «Все по доброй воле. Никакого насилия». И мы верим этим глазам с прищуром. Не врет. И розовый поросенок у левого колена, как бы просит: «Давай смелее. Мне пора в духовку. И с яблочками, пожалуйста».
     Очень хорош был плакат на бывшем Доме пионеров к 1 сентября. Этот заказ Сергеич получил от бывшей одноклассницы, почетной кисломолочницы Анны Ситниковой. Две толстые девочки с нездоровым румянцем на пухлых щеках, в коротких гофрированных юбках, с розовыми коленками грузно прыгают через скакалку. И тощий мальчик с большим ранцем за спиной и букетом цветов жует большой бутерброд с докторской колбасой. Надпись внизу гласила: «Школьные завтраки готовить в школьных столовых! Нет фастфудам! Кашу в рот!»
     Долго не получалась у Сергеича вывеска на обувную мастерскую. Очень просил его об этой работе бывший военный, а ныне собственник нескольких обувных мастерских и магазина «Все для бани» Дмитрий Миронов. Нарисованный сапог с высоким голенищем непонятно почему напоминал Италию. Сергеич уже хотел отказаться от заказа, потому что все работы в городе он делал не из-за денег, а для души. А душа никак не лежала на Италию. Да и какая там Италия в Левом районе нашего прекрасного города. Помог случай. Однажды на центральном рынке Сергеич увидел в продаже галоши. Настоящие галоши или калоши, красные внутри и блестящие снаружи. Тема сапога сразу заместилась галошей. Теперь над обувной мастерской были изображены две рваные галоши.         Одна прокушена за мысок, видимо, бродячей собакой. Вторая с протертой пяткой. Надпись над галошами призывала: «Чиним резину и не только».
     Заказчикам нравился стиль Сергеича. Он был свой, кисломолочный, как и сам Сергеич, самобытный русский художник.
     В городе было много художников. Каждый день они, все в одинаковых беретах, сидели за мольбертами вдоль каналов и рисовали закаты и восходы, уточек и детишек, кормящих голубей. В глазах их читалась тоска по вкусному ужину, желательно с выпивкой. А в карманах была пустота.
     В отличии от своих коллег художников, Сергеич был всегда сыт и у него были деньги. Но он их не трогал. Боялся их количества. Никому про них не рассказывал.
     Однако в городе ходила легенда и про деньги Сергеича. Но об этом потом.
     На жизнь Сергеичу вполне хватали заработки с художественного оформления любимого города.
     Когда тебе за 50 и ты женат, и твои дети любят тебя, и с удовольствием приезжают к тебе в гости, и твои внуки любят тебя, и твоя жена любит тебя, и все они с большой любовью находятся все время вокруг тебя, ты становишься философом.
     И начинаешь рассуждать о смысле своей жизни, о передаче опыта от поколения к поколению, о чувстве родства, о внутренней необходимости делиться со всеми тем, что у тебя есть. А есть много чего. Например, мудрые советы о том, для чего при варке бульона стоит влить туда полстакана очень холодной воды, как правильно варить борщ, в какой момент закладывать сырую свеклу. Зачем стебли укропа, петрушки, кинзы, лавровый лист и веточку тимьяна надо перевязать бечевкой и положить в суп. Какие надо брать томаты, и зачем вообще заготавливать овощи на зиму. Зачем поливать сырые кальмары кипятком. Почему топоры и молотки надо убирать на свои места, а не оставлять там, где ты ими пользовался. Зачем в воду для полива цветов необходимо добавлять каплю йода. Для чего надо всем скинуться и построить нормальные откатные ворота, а не терпеть это позорище, в щель которого мог бы пролезть слон, если бы слоны водились в нашем городе. И почему у соседа не кривой забор. И много еще мудрых мыслей у духовно богатого человека, которому за 50 и он женат, и у него есть много тех самых, так ему необходимых, кому очень требуются его знания и опыт. И ты свободен.
     Когда тебе за 50 и ты не женат, и дети твои живут где-то далеко, и жена твоя ушла от тебя с большим удовольствием и любовью к тебе, и внуки твои присылают по праздникам смски с непонятными словами, ты становишься философом.
     И начинаешь размышлять о бренности бытия, о вселенском одиночестве Человека, о Великой миссии тебя самого. И ты видишь мир не таким, как окружающие и далекие тебе люди. И хочешь нести этому пустому миру свою высокую духовность. И ты не размениваешься по мелочам, а строишь свою концепцию проживания среди других философов, тоже счастливых, но не настолько, чтобы стать художником по духу, а не по содержанию. И ты свободен.
     Некоторые художники входят в историю благодаря плохому зрению, некоторые благодаря любви к геометрии, некоторые запомнились миру всего-то двумя-тремя мазками по большому холсту. А есть мастера, которые созданы для того, чтобы показать нам мир таким, каким его видят они.
     Сергеич не относился ни к той, ни к другой категории философов и художников. Он, прогуливаясь по любимому вечернему городу, медленно приближался к Петрушкиному лугу.
Цинь

Запах сгоревшей глазуньи

Петр Леонидович Круглов женился.
Не то, чтобы это было неожиданным, но необычным для Городища оно стало. Дело в том, что Петр Леонидович женился уже в пятый раз. И в этот раз, уж точно, по большой любви.
Народу в кафе было не много, только самые близкие и родные. Два соседа по участку представляли сторону невесты, со стороны жениха пришла жена от первого брака - худая седоватая женщина с интеллигентным лицом - Наталья Сергеевна. И директор свинофермы, Николай, как почетный и самый дорогой гость.
Свадьбу гуляли весело, под конец, даже остервенело, как в последний раз. Потом, закончив громить кафе, уставшие гости, и молодые отправились гулять на природу. Такова была традиция Городища - гулять молодоженам по берегу реки и пить водку в березовой роще.
В старой и красивой легенде поселка Городище говорилось, что счастливые молодые пары, прогуливаясь в день свадьбы по берегу реки, должны увидеть радугу над горбатым мостом. Она будет означать счастье и долгие годы семейной жизни. Но чаще всего гулять молодые выходили уже сильно нагруженные горячительным, и про красивую легенду никто не вспоминал. И легенда оставалась легендой.
В березовой роще свинарь Николай произносил длинные тосты, обещал помочь Петру Леонидовичу во всем. Но и от Круглова ждал помощи. От него немного несло свинарником, ведь на ферме ему приходилось делать все самому. Самому готовить еду для поросят, самому убирать вольеры от нечистот, самому стелить солому. Самому принимать роды, самому забивать. Он был и директором и работником. А больше никого у него и не было.
Наталья Сергеевна много и тихо плакала. Она бывала на всех свадьбах бывшего мужа и знала все наперед. Она говорила, что все еще любит Петра Леонидовича и уважает. При этом называла его на «вы». Говорила, что он хороший, просто влюбчивый, но совестливый. Говорила, что не везло ему в браке, но уж теперь-то она спокойна. Выпивала из граненого стакана водку тоже тихо, медленно вливая ее в рот. Не закусывала, а тихо плакала, вытирая слезы воротником своего красивого цветастого платья.
Соседи невесты были угрюмы, молчаливы. Имена их для всех гостей так и остались неизвестны. Оживлялись только, когда им подносили стаканы с водкой. Вообще, их появление на свадьбе было полной неожиданностью для невесты. Но не выгонять же, если пришли поздравить. Тем более, что один из них, тот, что помоложе и покруглее лицом, несколько раз странно подмигивал невесте и что-то шептал ей на ушко. Другой, выпив очередной стакан за молодых, ушел вглубь березовой рощи и долго не появлялся оттуда.
Сам молодой глупо улыбался, часто благодарил всех тостующих и со всеми выпивал за новую молодую семейную жизнь. Потом жадно целовал прямо в губы.
Ночи в июле теплые. Неожиданно стемнело. Из глубины рощи вернулся сосед невесты с большой охапкой дров. Развели костер. Наталья Сергеевна тихо выпила и запела грустную песню. Она пела про камыш, про возлюбленную пару, про романтику наших дней. Кто-то попытался запеть частушки, про лифчик в буханке, но это никого не развеселило. Хотелось грустить. И Наталья Сергеевна опять запела про помятую молодость.
Она глаза платком закрыла
И громко плакать начала:
"Куда ж краса моя девалась?
Кому ж я счастье отдала?.."
Петру Леонидовичу было очень тепло и уютно сидеть у костра в кругу гостей. Слушать бархатный голос своей первой жены. Рядом как-то по-домашнему похрюкивал Николай, уснувший на плече соседа. Другой же сосед то уходил в темноту, то возвращался, подбрасывая все новые и новые деревья в семейный очаг молодоженов Кругловых.
«А хорошая получилась свадьба», думал Петр Леонидович. Он представлял, что жизнь теперь пойдет так, как он мечтал еще в детстве. Он представлял, как утром его разбудит молодая красивая жена. А из кухни уже такие ароматы долетают, что нет сил оставаться в постели. И бегом в душ. И свежий, побритый Петр Леонидович садится за стол.
Чистая скатерть, вышитая замысловатыми сюжетами, что-то напоминающими картинки из Камасутры. На ней в центре стола в красивой вазе стоят цветы необычайной красоты. Те, что он наломал вчера своей любимой в палисаднике. И аромат этих цветов, и свежий ветерок раннего летнего утра напоминают о запахе волос самой-самой женщины в мире. И этот аромат был с ним всю ночь. И так будет и сегодня и завтра. И так будет всегда.
А хозяйка уже ставит на стол глиняную миску домашнего творога. Рядом жирная сметана. Под пение ранних птиц и под кваканье лягушек, доносящееся из окна, рядом чашка горячего ароматного кофе. А к нему на блюдце из печи овсяное печенье. Еще и остыть не успело.
А вот и вареные куриные яйца. Кусок желтого сливочного масла, немного ароматного свежего белого хлеба. Кушайте, Петр Леонидович, и на работу пора.
Стой, куда побежал? А вот тебе на обед узелок. Ой, даже представить не могу, что можно было такого наготовить, чтобы Петр Леонидович и сам пообедал и коллег угостил. А ехать ему сегодня далеко, на дальнюю ферму, телятам прививки делать.
А вечером с работы пришел. Вот тебе рюмочку с устатку. Холодненькая, прозрачная. Рядом ломоть сала на черном хлебе, на тарелке соленый огурец. Что? Рюмки мало? Обойдешься. И уже гуляш из телятины с вкусной подливкой. Подливку прямо на картофельное пюре налить. Так. А в столовую уже детишки заглядывают. Андрейка и Тёмка. «Папка, пойдем в шахматы играть». Ну, пойдем, обставлю вас.
И постель уже застелена свежей простыней. И ныряет Петр Леонидович в нее, как в море. Э, стой! Спать еще рано. Вот, оказывается, какая она бывает, эта любовь. Ноги там, руки здесь. А где голова? А еще одна голова должна быть. Не надо считать. Любовь должна быть без расчетов. Время? А кто его замечает, когда любишь. По-настоящему любишь.
Между тем, в березовой роще незаметно рассвело. Неутомимый сосед продолжал жечь лес. Николай уже не похлюкивал, а посвистывал. Наталья Сергеевна куда-то пропала. Впрочем, как и на всех предыдущих свадьбах.
Петр Леонидович поднялся от костра и пошел медленно вдоль берега реки поискать поудобней спуск к воде, чтобы умыть лицо. Солнечные лучи только начали пробиваться к реке. Вдали был виден красивый горбатый мост. Неожиданно, на какое-то мгновение над мостом вспыхнула радуга. Круглов заметил это, но не поверил глазам. Опустил голову в воду, а когда снова посмотрел на мост, опять увидел радугу.
Радуга теперь не торопилась пропадать. Петр Леонидович точно видел ее именно над горбатым мостом. Прямо по легенде.
Радость обуяла молодожена Круглова. Ну вот же, сбывается!
Он потряс мокрой головой и побежал к костру.
Там под березой с неприкрытыми коленями, подложив руку под щеку, спала его избранница. Та единственная, для которой загорелась всеми цветами радуга.
-- Людочка, просыпайся, радуга!

***
Три месяца спустя, ранним утром Петр Леонидович Круглов, отказавшись от остывшего завтрака, запах которого напоминал сгоревший сарай, вышел из дома и направился разводиться.

21 марта 2018 г. Москва.
Цинь

Сопка

Из цикла Рассказы у забора.
…-- Сейчас скажу, - Марат запрокинул рюмку, стукнул донышком по столу. Крякнул. Рукой вытащил из банки красный помидор, другой рукой отломил кусочек черного хлеба.
Закусил.
Тут же снова разлил по стаканам. Водка на морозе начала подмерзать, превращаться в тягучую жидкость консистенции кефира. Мы встретились у забора по какому-то очень важному делу. Теперь просто по-соседски общались.
-- Сейчас скажу. Я служил на Дальнем Востоке. На сопке. А внизу поселок. 12 километров вниз. Нас туда в баню водили. А я по выходным переодевался в «гражданку» и к девушке бегал.
Марат достал из банки еще один помидор.
-- Вот видишь, свой, не покупной. Летом постараешься, зимой всегда есть, чем закусить. А соль где? Я без соли не могу. Я даже хлеб с солью присаливаю солью. Потому что соленое очень люблю.
Тут Марат замолкает. Пауза затягивается.
-- А о чем я хотел сказать?
-- Ты на сопке служил.
--Да! А вокруг тайга. Мы летом набирали лимонник. Он там везде растет, по деревьям вьется. Набираем ягоды – и в чай. Вместо лимона. Очень вкусно. А зимой ягод нет. Но мы откапывали кусты этого лимонника, ветки помельче рубили, и заваривали. Тоже очень вкусно. Аромат, как от лимона. В тайге, кто умеет, можно всегда выжить. А вокруг голубая, голубая тайга… - мелодия не получается, но это и не надо.
Марат выпивает еще рюмку. Жмурится. Потом приоткрывает глаза, лицо растягивается в улыбке. Уже хорошо человеку. А мороз сегодня трескучий. Хочется домой, в тепло. Почему-то вспоминается старая деревенская печка, потрескивание дров. Но не уйти. Еще не все рассказано. И не все выпито.
Чайник, подвешенный над мангалом, никак не хочет закипать. Подбрасываю еще пару поленьев.
-- Да! На сопке. А внизу поселок. Рядом, 12 километров пешком. На машине быстрее. Поселок большой был. У меня там подружка была. Хохлушка. Я к ней в самоволку бегал. Вниз бежать нормально. А вверх труднее.
-- Понимаю. 12 километров вверх не шутка.
-- Какие шутки? Нас молодых за продуктами в поселок посылали пешком, когда машина ломалась. И мы на себе мешки тащили на самый верх. Крупа, консервы, хлеб, сахар. Мы ракетчики были. На сопке наша часть стояла.
Марат опять останавливает рассказ.
-- А о чем я говорил?
-- Лимонник? – подсказываю я.
-- Нет.
-- Поселок?
-- Да! Поселок большой. Там даже клуб был. Знаешь, что такое деревенский клуб? Приличных размеров сарай. Туда каждый вечер массовик-затейник приходил с проигрывателем для пластинок. Ставил его на табуретку и запускал пластинки. К нему подходили и просили поставить такую песню или другую. Под эти пластинки мы и танцевали. У меня девушка была в поселке. Хохлушка. Красивая такая. Глаза коричневые, круглые, как пятаки. Я по выходным к ней с сопки бегал.
-- А поселок как назывался? Не помнишь?
-- Нет. Не помню. Многое уже забывается. Я тут в магазин собирался, написал на бумажке, что купить, чтобы не забыть. Пришел в магазин, а бумажку дома забыл. Вернулся домой и не помню, зачем я ходил?
-- Это все водка виновата.
-- Может и она. Подожди, дай расскажу, а то забуду.
-- О чем?
-- А я что рассказывал?
-- Сопка?
-- Нет.
-- Поселок? Девушка? Хохлушка? Клуб?
-- Нет! Не клуб. В клубе я любил заказывать песню алиментщика. Мой адрес не дом и не улица, мой адрес Советский Союз…
Марат запел громко, с выражением. Помогая ему, сильно зашумел чайник над огнем. Значит, скоро будет горячий чай.
Марат закурил. Задумался. Наверно, вспоминал свою молодость, далекую сопку, где нес нелегкую военную службу, вкусный лимонник, девушку – хохлушку с большой круглой грудью и красивыми коричневыми глазами и горячими, немного влажными ладошками, медленные танцы под любимые мелодии…
-- А! Вспомнил! Вот, что хотел тебя спросить… Наливай!
Цинь

Весенняя тяга (продолжение)


Лесная ягода к дичи

Виктор нашелся на усадьбе. Он сказался больным и не выходил из своей комнаты. Маша сказала, что он очень быстро вернулся с охоты, пожаловался на головную боль и ушел к себе.
-- Ну, ничего, это от свежего воздуха. Завтра в себя придет. А мы – за дело, господа! – скомандовал Сергей.
-- Да, да. Кто-то обещал нам дичь, - улыбнулся Мишка.
-- Хорошо, Миша. Вы с Евгением Павловичем начинайте щипать добычу, Сергей, Вы разводите костер, нам понадобятся угли. Машенька, принесите мне, пожалуйста, фольгу, шампуры и клюкву, которую я сегодня днем принес с болота, - распорядился Даршин, завязывая на себе длинный фартук.
Маша упорхнула в дом. Вообще, она была спокойна и приветлива весь нынешний день. «Это же прекрасно, когда женщина в хорошем настроении», - приговаривал Сергей.
Вальдшнепов опустили в ведро с горячей водой. Огонь в мангале был разожжен.
-- Дмитрий Максимович, вообще-то, я хорошо училась в школе, - улыбалась Маша, - И хорошо помню, что клюква созревает в сентябре – октябре. А сейчас апрель. Вы похожи на сказочного персонажа с подснежниками. Откуда клюква? Сознавайтесь!
-- Да все очень просто. В вашем болотце клюкву никто не собирает. Вот она и осталась не собранной. Потом замерзла. Вы дома замораживаете ягоды на зиму? Вот. А совсем недавно болото растаяло. И ягоды оттаяли. Ходи, да собирай, пока их не склевали тетерева. Клюква отлично сохранилась. Вот, попробуйте, Машенька, - Даршин протянул в ладони несколько ягод.
-- Что мы будем делать с клюквой?
Четыре вальдшнепа уже были ощипаны. Евгений Павлович даже успел их опалить. Птица по размеру напоминала голубя, может, чуть покрупнее. Хотя размеры у них немного отличались друг от друга.
-- Конечно, не мешало бы дичь немного выдержать, чтобы началась ферментация, тогда мясо будет мягче. Например, раньше добытую птицу потрошили и прямо в перьях подвешивали на веревке за шею. И готовили, когда голова отваливалась от тела, - рассказывал Дмитрий Максимович, - Но сейчас мы ждать так долго не можем. Все хотят попробовать скорее. Машенька, натрите, пожалуйста, птичек солью и перцем. А я займусь соусом.
Даршин деревянной толокушкой немного размял клюкву в медном сотейнике с длинной ручкой. Присыпал сахаром. Затем достал из своего чемоданчика одну звездочку бадьяна, палочку корицы, три зернышка кардамона. Из зерен кардамона выковырял семена. Затем их, бадьян и корицу добавил в сотейник с клюквой. Подлил немного воды и поставил сотейник на решетку мангала. Пламени уже почти не было. В мангале алели угли. Вдруг Даршин спохватился, снова полез в свой волшебный чемодан и достал оттуда одну сушеную гвоздику. Немедленно бросил ее в сотейник.
Через минуту начал распространяться необыкновенный аромат. Даршин все время помешивал деревянной ложкой содержимое сотейника. Еще через две минуты он бросил в сотейник горсть клюквы.
-- Некоторые любят, чтобы в соусе встречались и целые ягоды – прокомментировал повар.
-- Шеф, дичь замаринована! – сказала Маша.
-- Самое время выпить, - предложил Сергей, - Может, глинтвейн сварим?
-- Да ну тебя, Серега, какой еще глинтвейн? Налей нам водки! – парировал Евгений Павлович.
Компания засуетилась вокруг стола, расставляя посуду, распределяя рюмки и кружки.
Даршин снял сотейник с мангала, так и не доведя соус до кипения. Накрыл крышкой и убрал в сторону на дальний квадратный высокий столик.
-- Дичь всегда надо есть с лесной ягодой. Клюквенный соус отлично подходит к вальдшнепу. Хозяева, а нет ли в доме каких-нибудь фруктов? Яблок, например?
-- Машенька, посмотри, пожалуйста, я покупал ананас, - сказал Сергей жене.
Маша вспорхнула из-за стола и убежала в дом.
-- А покажите мне шампура, - попросил Даршин.
Сергей указал рукой.
-- Маловаты, конечно, но сгодится. А, где же хозяйка с ананасом?
-- Маша! – громко закричал Сергей в сторону дома.
Тем временем Коноводовы на дальнем поле расставили на заваленном телеграфном столбе пустые пластиковые бутылки. Отец учил сына стрелять.
-- Друзья, прекращайте там палить в темноте. Ничего же не видно, идите к мангалу- позвал Даршин.
Вернулась Маша с ананасом в руке. Улыбалась она уже сдержанно.
Дмитрий Максимович часть ананаса порезал небольшими кубиками, набил ими тушки вальдшнепов. Затем насквозь проткнул шампуром и плотно обернул фольгой. Покрутил получившуюся «конфету» в руке, и обернул еще в несколько слоев фольги. То же самое сделал и с остальной дичью.
-- Теперь к мангалу!
Никто не знает, сколько прошло времени с того момента, как шампуры оказались над углями. Может, час, может, чуть больше. Все, кроме Виктора собрались у мангала, когда приятный аромат распространился достаточно широко вокруг навеса.
-- А что там Виктор? Ему не полегчало? – спросил Мишка Коноводов у Маши.
Она несколько смутилась, глаза забегали.
-- Не знаю, Миша. Может быть, стоит за ним сходить?
-- Я сам схожу, - тут же отозвался Сергей, отстранив Машу.
Он отставил недопитую рюмку на деревянный стол, встал и быстрым шагом ушел в дом.
-- Друзья! Дичь стынет! – призвал Даршин, аккуратно разворачивая фольгу, -- И не забываем про соус. К дичи всегда подается лесная ягода.
-- Никогда не пробовал мясо с вареньем, - ляпнул Мишка Коноводов.
-- Я дам Вам почитать мою кулинарную книгу, юноша, - ответил Даршин, -- Там Вы узнаете еще много интересного, в том числе и в способах приготовления лосося.
Из дома несколько растерянный вернулся Сергей.
Вокруг еще продолжался праздник первой дичи. Гости выпивали, макали кусочки оторванного мяса в клюквенный соус, аппетитно закусывали.
И не сразу были услышаны слова Сергея.
-- Да стойте же вы. Остановитесь. Виктор умер.
Он произнес их тихо, просто открывая рот. В глазах были растерянность и непонимание происходящего.
-- Витя. Витя умер.

Шляпа

Весенняя тяга

Ohota-na-val-dshnepa-na-tyage

Хорошее начало
-- Надо возвращаться к гостям, - сказала Маша, отклоняясь от попытки Виктора притянуть ее к себе.
В небольшой комнате-спальне  на втором этаже загородного особняка из мебели лишь большая кровать без спинок и две прикроватные тумбочки. На окне плотно задернутые шторы, на полу мягкий ковер. На ковре разбросаны вещи.
-- Надо вернуться к гостям, муж может меня искать, - Маша села на край кровати, надела джинсы.
Она была немного пьяна, в темном помещении чуть кружилась голова. Так вышло, Виктора она знала всего пару часов. Сейчас ей вспомнился давний весенний вечер, когда она была совсем молодая. Рядом был взрослый и сильный мужчина. Тогда тоже было короткое знакомство. Как и тогда сейчас было тепло и уютно. Как и тогда никуда не хотелось уходить. Как и тогда надо было уйти.
-- Прости, - она привалилась к его плечу и чмокнула в небритую щеку.

Муж Маши Сергей, радушный хозяин особняка и организатор этой «вылазки» малознакомых друг с другом людей, не мог предполагать, что в первый же вечер на его участке возникнет такая теплая атмосфера. Гости с удовольствием пили и ели на природе, бурно общались. Всех объединяла одна страсть – весенняя охота. Но это завтра. А сегодня вечер знакомства, первый теплый весенний вечер, шашлыки, зелень, вино.
Жену Сергей брать с собой не собирался, но в последний момент он не захотел оставлять ее в городе одну на три дня, и уговорил поехать вместе с ним. «Отдохнешь на природе, выспишься», - и она согласилась.
Виктор – недавний знакомый Сергея по совместной работе над одним серьезным проектом. Как-то в процессе работы возникли серьезные проблемы, из-за которых проект мог остановиться. Это грозило потерей больших денег, престижа фирмы, много еще чего. И тогда неожиданно выручил именно Виктор. Кстати, он тоже оказался охотником, и Сергей решил позвать его к себе в знак благодарности, для поддержания партнерских отношений, просто для приятной компании.
Еще двое мужчин – отец и сын Коноводовы, дальние родственники жены, которые каждую весну приезжают из Мурманска на фермерские слеты рекламировать свою лососевую продукцию. Коноводов старший, Евгений Павлович, мужчина семидесяти двух лет. Бывший военный. Последние восемь лет работал в банке. Потом плюнул на все и ушел к сыну – фермеру Мишке в помощники. Теперь они полноценные партнеры мурманской рыбной лавки «Отец и сын». Старший Коноводов был заядлым охотником, его сын Мишка никогда не был на охоте, хоть и умел стрелять. С детства отец таскал его на стрельбища.
«Хорр …»
«Скорее бы завтра», - беззвучно одними губами сказал сам себе большой грузный мужчина, стоявший метрах в ста от деревни возле низкого перелеска.
«Хорр…» - опять захоркало уже слева. Второй вальдшнеп пролетел так низко, что можно было разглядеть длинный клюв, направленный вниз.
-- Дмитрий Максимович! – послышалось со стороны деревни.
«Эх! Не дают послушать тишину!» - опять сам себе прошептал мужчина, чтобы никого не напугать в глубоких весенних сумерках, и пошел на голос.
Дмитрий Максимович Даршин прилетел к Сергею из Германии накануне. Привез в Россию свою новую кулинарную книгу. Но это так, предлог. Даршин, с рождения живший в Германии, очень любил родину своих предков, покинувших Россию еще с первой волной эмиграции. Приезжал сюда часто, по делу и без дела, когда хотелось побыть одному или наоборот, загулять по-русски, с размахом.
Но было событие, которое он не пропускал последние пятнадцать лет. Это охота по весенней тяге на вальдшнепа. Поэтому каждый апрель он прилетал к своему старому другу Сергею. Они уезжали в деревню, где Сергей отстроил шикарный дом, и где охота была прямо под боком. Вышел из дома, прошелся триста метров, и вот она.
«Хорр…», - услышал он сзади себя.

-- Дорогие друзья! Завтра открывается охота. Мы все с нетерпением ждем этого события. Завтра. Скорее бы наступило завтра! Ура!, - Сергей высоко поднял бокал и залпом выпил.
Стол был накрыт под большим капитальным навесом напротив могучего дуба. Участок ограждал невысокий плетеный забор, сооружение больше декоративное, чем охранное. Над забором тянулась гирлянда лампочек – уличное освещение. Уже было совсем темно, но уходить спать никто из гостей не собирался.
Младший Коноводов разговаривал с кем-то по телефону. Он за весь вечер вообще не отнимал «мобильник» от уха. Отец бесконечно курил вонючий беломор, тушил окурки в блюдце, сплевывал в сторону попавшийся на губы табак. Громко басовито ржал, пил водку из граненой рюмки, ел руками большие куски шашлыка. Иногда жестом пытался обратить на себя внимание, как бы желая что-то сказать. Но это ему не удавалось.
Лучше всех чувствовал себя хозяин дома Сергей. Он был в отличном настроении, много пил, рассказывал мужские анекдоты, предварительно оглядывая окружающих, нет ли среди них женщин. Не найдя таковых, вворачивал крепкое словцо. Делал это смачно. Не каждый умеет рассказать историю, да еще и вставить к месту матерщинку.
Куда-то в середине веселья пропадала жена Маша, наверно, отлучалась по хозяйству. Вот сейчас она только вернулась из дома с фруктами, уложенными на красивое восточное блюдо. За ней шел Виктор. Видимо, помогал.
Другие гости были очень хорошими, компанейскими. Сергей давно не чувствовал себя таким довольным и счастливым. Тем более, что впереди три дня охоты, весенней охоты на вальдшнепа.
Виктор был подчеркнуто вежлив и галантен. Если в начале вечера он игриво помогал хозяйке помыть овощи, зелень, открыть бутылки с вином, готовил тарелки и столовые приборы, то к сумеркам вел себя загадочно. Пил мало, почти ничего не ел. Вяло улыбался на шутки. Сидел все время рядом с Машей. Время от времени что-то тихо говорил ей прямо в ухо. Но в целом готов был и поддержать мужскую беседу, и составить компанию пьющим.
-- А вот еще такой случай у нас был на охоте, - начал очередной анекдот Сергей.
-- О, Максимыч пришел, - перебил его Коноводов-отец, увидев подошедшего Даршина, - Скажи что-нибудь по-немецки, а? – и заржал низкой октавой.
-- Вальдшнеп – вполне по-немецки, - ответил Даршин и улыбнулся.
Коноводов-отец опять заржал.
-- Вот, помню, мы на бобра ходили, - начал он вспоминать, но не нашел заинтересованных слушателей, почесал седой затылок, и закурил.
Сумерки незаметно перешли в ночь. Где-то за деревней заблеял бекас. Потом еще.
К Даршину подошел Сергей. Обнял его за плечо.
-- Дмитрий Максимович, как я рад тебя видеть. Спасибо, что приехал, что сразу ко мне. А помнишь, как мы на утку прошлой осенью ходили? Ха-ха.
-- Помню, что не увидели ни одной утки, а на следующий день к тебе в огород через ограду одна залетела и села в бассейн.
-- Да, утки! А кто завтра со мной утром на селезня пойдет? Только вставать надо рано, в полчетвертого уже выходить. У меня и подсадная уточка есть. Сейчас покажу, - и Сергей, пошатываясь, направился в сторону хозяйственных построек.
-- Ну, завелся опять со своей Клавой, - сквозь зубы процедила Маша.
-- Не злитесь, пойдемте лучше прогуляемся, - предложил ей Виктор.
Они вдвоем встали и медленно побрели куда-то в темноту.
-- Очень рекомендую вам завтра утром пойти на селезня, - обратился Даршин к Коноводовым.
-- А что это за охота? – спросил младший, оторвавшись от телефона.
-- Это очень красивая и интересная охота. У Сергея здесь есть дикая утка. Она все время живет у него в хозяйстве. А весной он привязывает к лапке веревочку и сажает уточку в лужу. Дальше она все делает сама. Вам только надо затаиться неподалеку и ждать селезней.
-- А чего таиться? У меня и шалаш уже построен, - произнес уставшим от алкоголя голосом, Сергей. Он уже стоял рядом с клеткой, размером с микроволновую печь. В клетке сидела серенькая уточка. Она беспокоилась, крутила головой, издавала разные тревожные звуки.
-- Только вставать завтра придется рано.
-- Мы привыкли рано вставать. Мы, Коноводовы, фермеры со стажем.
Цинь

Как убрать с пола борщ. Инструкция.

Дорогой мой юный друг! Если тебе не так много лет и ты хочешь стать маминым помощником в семье, читай мои инструкции. Они помогут тебе не растеряться в трудную минуту.

Инструкция для детей 8-13 лет, которые опрокинули на пол кастрюлю с борщем и не знают, что дальше делать.
12821636_791442627654747_7792733561347907134_n
Дети более старшего возраста, которые тоже оказались в такой непростой ситуации, тоже могут воспользоваться этой инструкцией. Текст можно скачать к себе или распечатать.

Часто так бывает, что девочка или мальчик решили помочь маме убрать со стола посуду после обеда.
Представь, дружок, что ты остался один на кухне. Мама ушла в комнату заниматься своими важными делами или отдыхать, а ты остался на кухне прибраться на столе. Грязные тарелки и столовые приборы надо сложить в раковину, кастрюлю с борщем поставить на плиту. И не забыть со стола смахнуть крошки. Вот и все. Это совсем не сложно и просто. А сколько радости, зато, это добавит маме.

Пусть мама отдыхает. Пусть пока отдыхает. Тарелки в раковину. Главное, ставить их аккуратно, одну на другую. Рядом сложить ложки и вилки. Осталась кастрюля. Нет ничего проще переместить кастрюлю на плиту. Но, УПС, рука дрогнула и кастрюля летит на пол. Хорошо, если борща в ней не осталось. Но это не наш случай. Борща много и весь он оказался на полу, на мебели, на стенах, и на одежде юного помощника. Что делать?
Первым делом надо хватать планшет и идти в поисковик. В поисковой строке набери: " Как убрать борщ, пролитый на пол?". Ты сразу найдешь мою инструкцию. Далее следуй ей.

1. Надо знать, что борщ - это суп из картошки, капусты, морковки, лука, а, главное, из свеклы. Свекла, это корнеплод бордового цвета. Его режут тонкой соломкой или натирают на тёрке. Свекла может окрашивать различные предметы, с которыми она сопрокасается, в красный цвет. Это красиво. Бульон, в котором варилась свекла, тоже может окрашивать предметы в красный цвет. Это тоже красиво. Поэтому, не волнуйся. Если от красных пятен на стенах, на полу и на колготках избавиться не удастстя, пусть они станут частью украшения интерьера и одежды. Это будет красиво.
2. Кроме свеклы на полу находятся другие части борща. Если все оставить так, как есть, бульон скоро испарится, а крупные частички пищи, такие, как картошка, например и кусочки мяса, прилипнут к полу и будут мешать ходить на кухне босиком. Поэтому их надо убрать. Как?
3. Попробуй открыть дверку под раковиной. Там есть щетка и совок? Нет? Тогда все просто. Наклонись и сгреби все рукой в одну большую кучку. А потом возьми под раковиной помойное ведро, поставь его поближе к этой куче овощей и переложи их в него. Прямо руками, теми самыми, которые уронили кастрюлю с очень вкусным борщем. Руки обязательно надо потом помыть. С мылом.
4. Нашлись щетка и совочек? Сгребай щеткой все овощи в совочек. Из совочка стряхни их в помойное ведро. Не стряхиваются? Это значит, что они уже начали прилипать. Смети их щеткой. Два-три уверенных движения щеткой, и порядок. Щетку и совок надо убрать на место.
5. Теперь на полу осталась просто лужа красного цвета. Это вкусный бульон, который мама варила 2 часа. Ничего, потом можно будет сварить еще. А мы давай поищем половую тряпку. У тебя есть дома половая тряпка? Не знаешь? Посмотри, может, есть какая-нибудь тряпка под раковиной или в ванной комнате. Или в туалете. Она может быть желтого или синего цвета, а может быть и другого цвета. Она может сушиться на трубе или накрывать ведро. Ничего похожего нет? Конечно, можно воспользоваться футболкой сестры. Вдруг, она сушится в ванной. А может быть есть большая щетка? Такая щетка на длинной палке. Она может стоять в туалете или в ванной комнате. Может быть к ней уже приделана половая тряпка. Ведро тоже пригодится.
6. Налей немного воды в ведро. Пусть вода будет теплой. Намочи половую тряпку в этой воде. Хорошо отожми ее. Надо, чтобы тряпка была всего лишь немного влажной, а не мокрой. А теперь расправь ее и вытри лужу с пола. Понятно, что это означает? Не размазывай, а вытирай. Сгреби лужу этой тряпкой, слегка промокни. Видишь, бульон впитался в тряпку. Тряпка изменила цвет и запах. Хорошо. Опусти тряпку в ведро с водой, прополощи ее. Снова выжми. Снова сгреби оставшуюся жидкость в тряпку. Когда я был маленьким, но уже учился в школе, я сам по графику занимался уборкой классной комнаты после уроков. Мы с товарищем подметали пол, мыли полы. Это называлось дежурство по классу. Конечно, нам было проще дома убрать борщ с пола. Вам сейчас не позавидуешь.
Процедуру вытирания тряпкой надо повторять столько раз, пока весь бульон не исчезнет с пола.
После этого следует унести ведро и тряпку в ванную комнату. Тряпку хорошо промыть под струей теплой воды. Грязную воду из ведра слить в унитаз. Сделай это аккуратно, чтобы не набрызгать на пол. А то еще и в туалете убирать придется.
7. Ну вот, вроде бы на кухонном полу не осталось мокрых пятен. Все чисто и сухо. Давай посмотрим по сторонам. Надеюсь, пустая кастрюля не валяется до сих пор на полу. Если она еще там, срочно положи ее в раковину. Там ей самое место.
8. На стене тоже пятна от вкусного борща? И у вас нет собаки, которая могла бы их слизать? Тогда берем губку для мытья посуды. Отжимаем ее крепко, насухо. Проводим губкой по подтекам на стене и мебели. Проводим, проводим, проводим, пока пятна не исчезнут. Промой губку под струей теплой воды. Можешь импользовать немного жидкости для мытья посуды. Ну вот, стены и тумбочки тоже стали чистыми? Молодец. Это значит, что ты справился с нелегкой задачей.
9. Теперь одежда. Ну, это просто. Иди и переоденься в чистое, а эту одежду в стирку. Знаешь, где дома складывают белье для стирки? Вот, туда и свое положи.
Скорее всего, на сегодня работы по кухне закончены. Ну, не станешь же ты после таких трудов, мыть уцелевшую посуду. Впрочем, если хочешь, помой ее. Не знаешь, как? У меня есть инструкция и про это. Поищи в интернете.

Длинновато получилось. Но у меня есть и короткая инструкция. Если тебе лень все это читать, воспользуйся моей альтернативной инструкцией.
Итак, инструкция о том, что делать, если уронил кастрюлю с борщем на пол:
1. Зови мать.
Всё.
Цинь

Авоська (рассказы под навесом)

-- Как-то раз решили мы с Валеркой выпить, - так начал Марат очередную историю своей жизни.
Компания под навесом была небольшая, давно сформировавшаяся на кулинарных пристрастиях. Сейчас здесь собрались любители плова.
Навес был скромный. По одной стене стояла кирпичная печь с чугунной плитой, в которую вставлялся большой казан. Дальше установлен мангал. По другой - аккуратная поленница дров.
Командовал Володя, большой бородатый дядька лет пятидесяти. Он единственный курил сигареты, щурясь от сизого дыма. Сейчас он сидел, развалившись на стульчике. В зубах дымилась настоящая кубинская сигара.
Был там Андрей, кудрявый русый мужчина средних лет. Он сидел за столом и резал лук.
-- Лук резать надо стоя, - поучал Володя, раскачиваясь на стуле.
-- А я, когда встаю, мне за животом лук не видно, - объяснил Андрей.
Хозяин навеса – Семенов. Он разделывал баранью ногу. Кости отдельно, филей отдельно.
По первой холодной рюмке водки уже было выпито. Сейчас шли приготовления для плова. И вот, на запах вытапливаемого в казане курдюка, через забор перелез сосед – Марат. Роста невысокого, на голове приличная лысина, под носом черные усы. Иногда, находясь в хорошем расположении духа, он громко и куражисто кричал на весь поселок: «Милиция!»
Сейчас желания его были понятны. Лицо у него было заспанное, глаз мутный. Но не такой он человек, чтобы требовать водки с порога. Поэтому, осмотрев стол, Марат уселся рядом с Семеновым и начал рассказ.
-- Решили мы с Валеркой покойным выпить.
Володя оторвался от казана, хитро посмотрел на Марата.
-- Ты на что намекаешь, царская морда?
-- А история такая, - не обращая внимания на подкалывания, продолжал Марат.

«Было это в начале девяностых годов. Только-только победно завершилась антиалкогольная кампания, и истосковавшаяся душа потянулась к спиртам.
Но алкоголь выдавался по талонам. Я тогда в мясниках работал. Валерка закончил институт радиоэлектроники и автоматики, и работал на складе водителем автокара.
Водка стоила 7 рублей, но по талонам. А без талонов в коммерческом магазине по пятнадцать.
Талонов у нас уже не было. Я работал в мясниках, а Валерка покойный на складе. Деньги-то были. На водку».

Андрей уже шинковал морковку. Семенов закончил с мясом, присел к Марату, вытирая руки полотенцем.
-- Может, налить ему? – предложил Володя.
-- Подожди, дай расскажу, а то забуду, - проявил силу воли Марат.
От казана потянуло чем-то восточным. То ли это зира начала соединяться с морковкой, то ли перец с мясом и луком входили в нужную стадию приготовления.
Володя большой шумовкой размешал зирвак, кинул в казан маленький острый перчик, и вернулся за стол.
-- Собрались мы у Валерки дома. Валерка порезал салат. Огурцы, помидоры, лук, зелень. Всё с огорода. Посолил.
-- Эх, аппетитно рассказываешь, Марат, - сказал Андрей и налил еще по одной рюмке.
-- Плов дождемся? – спросил Семенов и выпил.
На столе появились кружки. Семенов разлил горячий ароматный чай. Под навесом смешались запахи плова, мяты, черной смородины, вкусного крепкого чая.
-- Валерка спросил меня, с маслом или майонезом? – Марат, выпив следом, понюхал корочку черного хлеба и положил ее на стол.
-- Марат, ты про что? – удивился  Андрей.
-- Про салат. Валерка спросил, с маслом или с майонезом? Я сказал, с майонезом.
-- Марат, интересный у тебя рассказ, получается, - улыбнулся Володя.
-- Погоди ты. Сейчас расскажу, - и Марат продолжил.

«Салат был готов. А водки у нас не было пока. Вернее, сначала она была, но очень быстро кончилась. Талонов не было тоже, и мы пошли в коммерческий магазин.
До магазина надо было идти метров пятьсот. Тропинка была нам хорошо знакома. Мы перешли через железную дорогу и дальше шли между бараками. Вдруг, навстречу нам идет дядька – доходяга. В бежевом костюмчике, в шляпе. А в руке у него авоська.»
-- Может, тут кто-то не знает, что такое авоська? – Марат оглядел окружающих.
Окружающие посмотрели друг на друга.
-- Может, еще поговорим, почему сумка-сетка с ручками получила такое название? – Володя пыхнул сигарой.
-- Да не перебивай ты его. Иначе мы никогда не узнаем, доели они с Валеркой покойным салат с майонезом или нет.
-- Да, не перебивай. А в руке у него авоська, - продолжил Марат. Он начал немного уставать, то ли от чая, то ли от ожидания вкусного плова.
-- А в авоське водка.
-- Это парадокс. В авоське – водка?
-- Ну, ребята, в бутылках, конечно. Не помню точно, сколько.

«Простите, гражданин, можно Вас на минуточку?» - вежливо так мы его остановили. Он испугался. А Валерка ему говорит: «Дядя, продай нам две бутылки водки».
Дядя ни в какую. Нет, говорит, не могу, сам в коммерческом магазине брал по 15 рублей. Но мы уже были настроены решительно. Валерка предложил ему по 17 рублей за бутылку.
Дядя извинился и попытался уйти. Но от нас уйти было нельзя. Водка в авоське заняла все наши мысли. Оттуда через сетку нам подмигивал «Демидов» и манил пальцем «Распутин».
И не уговаривайте меня. Зачем мне продавать вам мою водку. Идите и купите. Тут магазин недалеко. И я там купил.
Да мы знаем, что магазин рядом, а водка в авоське ближе. Надежнее она нам казалась тогда. Мы уже запах ее слышали.»
-- Как это, слышали запах? – спросил Андрей.
-- Ты молодой еще. С нами будешь чаще встречаться, тоже начнешь запахи слышать, - успокоил Андрея Семенов.
-- Мужики, плов готов! – торжественно объявил Владимир.
-- Подожди. Тут история в самом разгаре.
Марат уважительно осмотрел слушателей и продолжил.

«Валерка покойный в юности был боксером. Кандидатом в мастера спорта. Он умел людей уговаривать. Знал, как к человеку подойти, на что надавить. Морально, конечно. Валерка дал дядьке 60 рублей, вытащил из авоськи 3 бутылки. И отпустил невольного продавца. Дядя робко начал уходить. В авоське у него еще позвякивало.
-- Стой, дядя! – окликнул его Валерка, что-то вспомнив.
Он в два шага догнал беглеца и сунул ему в карман начатую пачку сигарет «Космос». Подарок, вроде, как. А сигареты тогда тоже были по талонам. Но такая, уж, широкая душа была у Валерки. Мой настоящий друг был».

В центре стола появилось большое керамическое блюдо. На него Володя выложил плов большой горкой. Всё это яство золотилось, переливалось всеми красками Востока и манило ароматами.
Андрей опять налил всем в запотевшие рюмки. Откуда появлялась холодная водка и покрытые инеем рюмки, оставалось загадкой.
Выпили.
Плов получился. Это без всяких сомнений оценил каждый из присутствующих под навесом. На какое-то время забыли об окружающем мире, о водке, об авоське. Только плов.
Через пять минут, когда на лбах любителей поесть появилась испарина, Марат отложил ложку в сторону. Вытер лысину.
-- Да, повезло вам с Валеркой. А если бы этот дядя нес водку не в авоське? Так бы мимо вас и прошел бы ваш счастливый случай. Да?
Марат помолчал, потом продолжил.

«Пришли мы впятером домой. Мы с Валеркой, два «Демидовых» и один «Распутин».
Салатик на столе еще свежий. Налили, чокнулись, выпили.
Переглянулись. Что-то не то.
Смотрим друг на друга, ничего не понимаем. Я тут же вторую бутылку открыл, налил, выпили. То же самое. Вода!
Третью открывали уже без всякой надежды. «Демидов» нам, конечно, подмигнул, но тоже оказался водой.
Вода! Вот тебе и волшебная авоська.
Если бы он эти бутылки нес не в авоське, мы бы до магазина дошли. Вот тебе и счастливый случай. Конечно, дядьку этого мы больше не видели.
Вот, так и зарождался у нас малый и средний бизнес».

Марат, не прощаясь, вышел из-за стола, медленно по приставной лесенке перелез через забор и, не оглядываясь, побрел в сторону своего дома.
Часа через два откуда-то из глубины соседнего участка мы услышали куражное, но уже немного грустное: «Милиция!».

Москва, 1 июня 2015 г.
Перец

Ростбиф

8

Давно это было. Тогда еще люди ходили в шкурах с дубинами и коллективно охотились на мамонтов. Шли как-то два древних человека по сухому древнему лесу и вели светскую беседу.
-- Коллега, Вы мясо с кровью предпочитаете или посуше?
-- Ну, не то, чтобы с кровью. Я люблю розовенькое такое.
-- Тогда Вам лучше пройти в соседний лесок. Там давеча пожар был. И на опушке лося прижарило, но не очень. Именно, то, что Вам нравится. Уверен.
-- Благодарю, покорно, но моя супруга научилась-таки мясо на костре готовить. И Вам советую, дружище, хватит по пожарищам питаться. Жениться Вам пора.
Ну, а я отправил жену отдыхать, а сам решил приготовить ростбиф.
Collapse )
Перец

Еще раз о птице... с креветками.

13

На рынке продавали мясо страуса. Мне почему-то подумалось, как их в домашних условиях забивают? Курицу, понятно, утку могу представить, гуся уже сложнее. А страуса? Потом вспомнил, что в домашних сельских хозяйствах еще есть свиньи и быки. Ну, про свиней, понятно. Их из ружья, вроде, кто слаб. А страус? Клюв, ноги спортивные... А жить все хотят. Тут кто кого.
Вот с этими трагическими мыслями я и купил индейку. Уже в таком виде, без перьев и хвоста. Выдавали, кстати, за индейку. А там, кто ее знает, может так же, как с корюшкой, надули. Я буду называть это мясо индейкой.
Collapse )
Перец

Гороховый паштет

14

На Востоке это блюдо называют также, как и горох - хумус. Для тех, кто в эти дни постится, он будет особенно интересен. Остальные порадуются этому паштету.
Пересмотрел много рецептов. Все они практически одинаковые. Где-то поподробнее, где-то красивые фотки. Мне захотелось его приготовить. Тем более, что пакетик гороха нут у меня был.
Итак, для хумуса понадобится:
1. Горох нут - 400 гр. (ровно столько было в магазинной упаковке)
2. Кунжутные семечки - 100 гр. (У меня как раз было 126 гр.). 26 гр. оставил на присыпки к хлебу, остальное в хумус!
3. Оливковое масло - не знаю. сколько, на глазок лил.
4. Лимоный сок - половинка лимона
5. Чеснок - 4 зубчика
Collapse )