Дмитрий Цинь (tsin46) wrote,
Дмитрий Цинь
tsin46

Categories:

Ведьмы (Еще про Сергеича)

     Много всего такого есть в нашем городе, что приводит в восторг историков и путешественников, но оставляет равнодушными кисломолочников и кисломолочниц.
     Ну, кого из жителей города удивит тот факт, что у нас проживают ведьмы?
     Наверно, ведьмы есть в каждом городе, смотря кого мы так называем. Например, часто можно слышать вылетающие из открытых окон крики мужчин: «Ведьма ты!» Это адресовано любимым женам, чьи действия, и вправду, иногда можно охарактеризовать, как ведьмины деяния. Или, ну как не назвать ведьмой продавщицу из овощной палатки, которая, улыбаясь и заговаривая зубы разговорами о погоде и об уставших коленках, обвешивает вас каждый раз на приличную сумму денег. И вы уходите от нее довольный, даже не понимая, что вас обманули. Ну, ведьма же.
     Не про таких ведьм знают старожилы Кислых Молочек. Не про таких ведьм знает Сергеич.
     Первая встреча случилась очень давно, когда Сергеич был еще молод и только начинал увлекаться живописью.
     В тот вечер он был дома один. Ровно в полночь в дверь позвонили. Звонок показался Сергеичу звонким и приветливым. Могла случиться неожиданная вечеринка или романтическое приключение. С такими мыслями он открыл дверь.
     Перед ним стояли две женщины. Обе в синих, обтягивающих бедра, джинсах, в широких байковых сорочках в крупную красно-коричневую клетку на выпуск. Только одна была молода, короткая мальчишеская прическа, игривый взгляд из-под круглых очков.             Другая пожилая, сильно стянутые и собранные пучок седые волосы, морщинки у глаз. Длинные белые ухоженные пальцы. Аккуратные ногти были покрашены в черный цвет. В целом, ничего особенного, решил Сергеич. Наверное, ошиблись адресом.
     Но не успел он их о чем-то спросить, как дамы, не обращая никакого внимания на Сергеича, поднялись на цыпочки, потом их ноги немного оторвались от пола, и они плавно перелетели через дверной проем в пустую комнату начинающего живописца.
     -- Простите, вы точно ко мне? – спросил Сергеич сильно осипшим от неожиданности голосом.
     Пока Сергеич закрывал входную дверь, гостьи переместились к окну.
     -- Что будем с ним делать? - не стесняясь хозяина, спросила молодая гостья.
     -- Ничего. Вроде он не буйный, в милицию звонить не кинулся. Потом удалим ему память и все.
     Сергеич повернулся к женщинам. Они были в длинных серых платьях до пят с капюшонами, как у монахов. У обеих дам лица были бледны, глаза впали, и в тусклом свете страшно блестели.
     Ведьмы отвернулись от хозяина квартиры и стали пристально смотреть в окно.
     -- Почему здесь? Почему мы не выбрали соседний дом или этаж повыше?
     Дом, в котором в ту пору жил Сергеич, был двухэтажный с одним единственным подъездом. Располагался он в Левом-Верхнем районе города, точнее, на его окраине. Единственное окно смотрело на город. За этим домом начинался пустырь, затем перелесок, переходящий в большой лесной массив на несколько сотен километров. Место по вечерам казалось жутковатым. Но вид из окна был прекрасен в любое время года, в любое время дня и ночи. Особенно удивительно было по вечерам, когда казалось, что маленький домик, как-бы немного приподнимается, как-бы оказывается на невысоком холме, с которого очень хорошо виден весь город. Сейчас очарованию вида из окна добавляла яркая круглая Луна. Она являлась главным источником света, она освещала странных женщин, чудесным образом влетевших в пустую комнату Сергеича.
     Что там происходило у окна, было непонятно. Сергеич не мог сдвинуться с места. Да он и не пытался. В его голове рождалось содержание его первой серьезной картины. Здесь было интересно все. И краски из окна, и перспектива, убегающего вдаль города, и яркая Луна, слишком ровная для нашей местности, и две женские фигуры, скорее только их очертания в проеме окна.
     Проснулся Сергеич на своем стареньком диване, когда стало невыносимо жарко. Из открытого окна доносились характерные звуки большого города. Новый день уже давно расправлял свои крылья. Сергеич не поспевал к началу. Быстро умылся, закрыл окно, затем подбежал к входной двери. Остановился, уставился на высокий порог. Какие-то странные воспоминания вспышкой возникли и тут же погасли. Дверь, порог, окно. Опять вспышка в голове. Потом два лица. Вроде женских. Одно хитровато улыбается, другое изучающе смотрит.
     Весь день Сергеич пытался вспомнить, откуда в голове возникает пустая комната, Луна, женские очертания на фоне окна. Да. Две женские фигуры. Совершенно голые, они повернуты друг навстречу другу, о чем-то спокойно разговаривают. Они прекрасны, эти две полуосвещенные обнаженные женщины, сидящие на подоконнике у него в квартире. Они плавно двигаются, как две кошки. Они слишком вымышлены, слишком независимы. «Да, такая фантазия», решил Сергеич. Для будущих великих картин.
     Несколько картин Сергеич попытался продать на рынке. Одной, где обнаженная грудь милой женщины была хорошо прорисована на переднем плане, заинтересовался какой-то прыщавый юноша. Но денег у него с собой не оказалось. Впрочем, это и весь интерес, проявленный посетителями центрального рынка к творчеству молодого художника, к которому приходили ведьмы.
     Второй раз ведьмы побеспокоили Сергеича совсем недавно. Как-то днем он сидел на скамейке в парке Дубки. В том самом парке, который начинался от Петрушкиного луга и заканчивался красным кирпичным общественным туалетом, наверно, единственным общественным туалетом в нашем городе. За туалетом был большой котлован, там десять лет назад начиналось строительство Образовательного Центра, первого и единственного, как и общественный туалет. Но Образовательный Центр так и не построили. Денег хватило только на котлован. А туалет стоит. Говаривали, что его посещал сам Максим Горький, когда был проездом в Кислых Молочках.
     Сергеич сидел на скамейке и смотрел, как мимо него проходили бабки с маленькими лохматыми собачками, скучающие бездельники, спешащие по своим делам, потому что через парк быстрее, граждане неопределенного возраста. Стоял красивый октябрь, когда по утрам уже красные листья кленов прихватывал мохнатый иней, а днем еще теплое солнце заставляло жмуриться толстых и ленивых кошек, валяющихся прямо на дорожках парка.
     Сергеич поймал себя на мысли, что ни о чем не думает. « Разве можно сидеть на скамейке в таком прекрасном месте и ни о чем не думать? Надо обязательно о чем-то думать», в этих мыслях Сергеич начал медленно проваливаться в сон. Уже и глаза закрылись, а последние мысли пропали, уже голова медленно опустилась на подбородок, а правая рука соскользнула с ноги на скамейку, как вдруг кто-то больно толкнул Сергеича в бок.
     Рядом с ним сидела старушка. Черные брюки, лакированные туфли без каблука. Сергеич поднял взгляд выше. Осеннее бежевое пальто с огромными круглыми пуговицами. Еще выше он увидел намотанный на шее широкий и длинный шарф, выше морщинистое старческое лицо, как у старухи Шапокляк. На голове был большой, малиновый берет, совсем не подходивший ко всей остальной одежде. Пожилая женщина держала в руках толстую книгу. «Братья Карамазовы» - прочитывалось на обложке.  Немного поправляя очки, она читала, шевеля губами.
     Сергеич посмотрел по сторонам. Больше рядом никого не было. Но кто-то же ткнул его больно в бок так, что он проснулся. Видимо, пора домой. Да и сидеть на короткой скамейке вдвоем было некомфортно. Тем более, что старушка, судя по книге, не планировала общаться.
     Сергеич встал. Поправил на себе одежду, оглянулся на старушку.
     -- Как Вы думаете, долго еще продержится такая прекрасная погода? – спросила его женщина средних лет. Вместо старушки на скамейке в шерстяных малиновых перчатках, в легком коротком красном пуховике и в вельветовых синих штанах сидела веселая приветливая женщина. Она прихлопывала в ладоши и чуть притаптывала ногами.
     -- А где старушка? – спросил Сергеич, глядя на веселушку.
     -- Вам нужна старушка? – расхохоталась пышных форм дама.
     -- Ну и мужики пошли. Извращенцы. Тьфу! – сказал кто-то у Сергеича за спиной.
     Он повернулся, чтобы ответить, но никого, кроме валяющейся в пыли мохнатой кошки, сзади не оказалось. Сергеич повернулся к скамейке, чтобы начать диалог. Вместо толстушки на скамейке сидела худая девочка, лет двадцати. Такой тип девушек уже с детства решили, что они страшные и никогда не выйдут замуж. Черные прямые немытые волосы чуть закрывали уши. Нос длинный и прямой.       Губы тонкие, поджатые. Но самое удивительное было то, что на скамейке она сидела совершенно голая. Крупные мурашки покрывали ее синюю кожу. Но она не ёжилась, а сидела прямо. Грустно смотрела на Сергеича. В руках она держала синтепонового зайца малинового цвета.
     -- Простите, не подскажете, где здесь туалет? – за плечо Сергеича теребил седой, интеллигентного вида мужчина, в бежевом плаще и в шляпе. В зубах курительная трубка.
     -- Бегу от самой усадьбы, сказали где-то тут.
     Сергеич оглянулся по сторонам. Кроме туриста никого.
     -- Вон туда бегите. Красный такой. Бесплатный, - подсказал Сергеич и плюхнулся на скамью.
Tags: livejournal, Еще про Сергеича, рассказы
Subscribe

  • Ловец (Семенов 4)

    Начало тут О чем думает человек? Что за мысли крутятся в его голове? Может быть, рождается новая идея, способная перевернуть все мыслимые…

  • Идея маслом (Семенов 4)

    Когда наступала хандра, Семенов бросал в машину мольберт, краски, кисти, и уезжал далеко за город. На речку. Сейчас по утрам на реке туман. Редкий…

  • СЕМЕНОВ 2 (Часть 10) Властелин мира

    А вчера в 19:08 у Козлова поехала крыша, А сегодня в 12:08 крыша встала на место сама. Леонид Сергеев Семенов проснулся в холодном поту. Вернее,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments