March 22nd, 2019

Цинь

Городские легенды.

      Старинный русский город Кислые Молочки свободно раскинулся по приволжской долине. Одним своим боком он прилег на берег большого водохранилища. Другая сторона, как бисер рассыпалась по полям и оврагам. И сеткой по всему городу расползлись строгие голубые линии каналов, распределяя воды водохранилища по городу, как кровеносные сосуды.
        Хоть город и зарождался, как купеческий, но в отличии от московской кривизны внутренних магистралей, в городе Кислые Молочки было все строго. Как будто, агрессивный перфекционист диктовал застройщикам десятого века, как и где надо ставить дома, в каких направлениях копать каналы.
        Скелетом города, его основой стали две главные улицы, лежащие перпендикулярно друг другу. Улица Ленина - режет город на Верхний и Нижний районы, идет строго с запада на восток. Кстати, до революции 1917 года, у этой главной улицы города вообще не было названия.
        Другая улица проходит с севера на юг, определяет Левый и Правый районы города, идет параллельно федеральной трассе. Когда-то давно в славные героические времена вдоль этой улицы проходила линия невидимой обороны, потом Линия невидимого Фронта, потом Линия еще кого-то, чья фамилия ныне забыта. Улицу так и назвали – Грозная.
        Пересекаются улицы Грозная и Ленина в точке, считающейся географическим центром Кислых Молочек. В этой точке, как и положено, установлен первый городской светофор. На момент нашего знакомства с городом, желтый сигнал не работал, стеклышко было треснуто и забрызгано глиной.
        В 90-е годы прошлого века какие-то хулиганы – шутники изменили одну букву в табличке названия одной из основных улиц. Получилось, что славная улица стала Грязной, что во все века существования больше соответствовало действительности. Название прижилось, о прежнем никто уже и не вспоминал. Историки рассказывают, что улица Грязная была не улица, а направление. Грунтовая дорога с огромными выбоинами, заполненными вековыми лужами, в которых уже прочно поселились лягушки, и закапывались в ил для зимовки живучие караси. А весной в эти лужи иногда по ошибке приземлялись селезни, чтобы привлечь молоденьких уточек.
         В старинные времена в одной части улицы Грязной располагался большой кабак, в другой отстроил свой роскошный дом купец первой гильдии Серафим Пупок. Как-то, в очередной раз, возвращаясь домой из кабака, Серафим грохнулся всем своим тучным телом в илистую склизкую лужу. На утро решение было принято. И вся длинная улица Грязная была замощена деревянными настилами, по которым можно было хоть как-то передвигаться хоть конным, хоть пешим, не боясь оконфузиться. Кстати, замостил Серафим Пупок улицу за свои деньги.
         Так говорят легенды. А на то они и легенды, чтобы быть красивыми и ироничными к почетным гражданам города Кислые Молочки.
          А вот еще одна легенда. Жил в нашем городе любитель старины, живописи и прочего исторического барахла – князь Савелий Некрасов. Его усадьба в городе сохранилась и до наших дней. Вот она, рядом с памятником любимой горожанами императрицы Екатерины Второй. Красивый фасад в стиле рококо выходил на улицу Ленина. Задние площади свободны от построек. Там разбит был парк, в центре которого был небольшой газон, на манер английского. В народе этот пятак почему-то называли Петрушкин луг. То ли думали, что там вместо обычной травы растет душистая петрушка, то ли потому, что сынок княжеский любил играть там с друзьями – ребятишками. А звали сынка Петруша.
           Только интересен Петрушкин луг оказался другим. В революционные времена Петрушу, уже престарелого седого горожанина, арестовали и расстреляли. Но так торопились, что забыли спросить, куда подевалось старинное богатство его отца. Внимание Военно-Революционной комиссии привлек Петрушкин луг. Кто-то предположил, что драгоценности Петруша закопал именно там. Вскоре несколько пламенных бойцов с лопатами принялись ковырять еще не увядший английский газон. Но очень быстро энтузиазм перекинулся на экспроприацию имущества графа Алексея Исаева, которое было вполне доступно и добывалось без помощи лопат. Оно просто одиноко лежало в большом графском доме, ожидая новых хозяев. Про Петрушкин луг надолго забыли.
            Да. Городские легенды бывают чудо, как хороши. Кто-то в них верит, кто-то нет, кто-то их просто не знает. А кто-то приезжает из других дальних стран, чтобы проверить наши городские легенды.
Сергеич очень любил прогуливаться по центру города, подмечая всякие интересные детали в разваливающейся древней архитектуре старинных купеческих и графских домов. Сейчас он свернул с Грязной улицы, и пересекая несколько дворов, двигался в сторону улицы Ленина. Сергеич очень хорошо знал легенды нашего города…