June 24th, 2016

Шляпа

Весенняя тяга (продолжение)

Начало тут

Завалить зверя

-- Проводил я как-то отпуск у знакомого егеря. На Урале дело было. Медведей в тот год развелось очень много. А охотников за ними почти не было. И, вот, как-то находится желающий. Приехал из Москвы охотник специально на медведя. Друг мой Сергеич попросил меня помочь с охотой.
Евгений Павлович уже прилично выпил, но говорил твердо, мыслил трезво. Когда первый шок от случившегося прошел, и вся компания сидела тесно под навесом в ожидании чего-то, Коноводов решил немного разрядить обстановку воспоминаниями.
-- Так вот, - продолжил Евгений Павлович, закурив вонючий Беломор.
-- У нас уже были заготовлены засидки на краю овсяного поля. Москвич этот сразу заявил, что он будет курить, потому что без курева не может.
«Сидеть будем до утра. Если увидишь медведя, сразу не стреляй, дождись, когда он весь на поле выйдет. Дай ему осмотреться, пусть он расслабится, начнет овес есть. Тогда выбирай положение и бей. Так наверняка будет» - мы его проинструктировали и разошлись каждый на свою засидку. Не успел москвич забраться на дерево, как закурил и начал кашлять. Такого я никогда не слышал. Сидим мы, охотимся на медведя, а он кашляет на все поле без остановки. И курит. Кашляет и курит, леший его забери! Ну, решил я, не будет сегодня охоты. Какой зверь пойдет на кашель?
Но нет. Нашелся медведь, которому, наверно, стало интересно, кто это там «дохает» на дереве. Мишка осторожно высунул голову из зарослей на поле. Москвич тут же и выстрелил. Пуля немного зацепила ухо косолапого. Он заревел и бросился бежать. Конечно, мы с Сергеичем его добрали. Ну, думаю, все, конец охоте. Сейчас загрузим ему медведя в машину и по домам спать. Так нет, москвич решил устроить фото-сессию. До самого утра он фотографировался вокруг зверя. То в обнимку, то сидя на нем. Когда фантазия закончилась, положили мы мишку в кузов на живот. Москвич ему в одну лапу вложил бутылку водки, в другую рюмку, сам рядом с рюмкой встал. Чокнулся с ним, выпил. Рацеловался. Никогда такого фантазера не встречал. Сейчас уже и имени этого москвича не вспомню.
Евгений Павлович замолчал. Наступила тишина. Он осмотрел окружающих, ожидая увидеть реакцию на свой рассказ, но никаких эмоций не заметил.
Где-то на краю деревни начало рассветать. Вначале небо стало серым, потом похожим на молоко. Очень скоро между деревянных домов появился кусочек солнца.
Еще вечером, когда Сергей обнаружил труп Виктора в гостевой комнате, Даршин приказал всем собраться вместе и никуда не отлучаться без его разрешения. Все были настолько растеряны, что никто не возражал. Затем он ушел в дом и очень скоро оттуда вернулся. Дальше Дмитрий Максимович, уточнив у Сергея точный адрес деревни, сделал три телефонных звонка. Он позвонил в полицию и в скорую. Еще один звонок он сделал Чепелеву Александру, майору полиции, другу детства.
После этого, вот уже более четырех часов все молча сидели под навесом. Коноводов старший пил водку из стеклянного стакана и курил Беломор. Даршин изредка делал какие-то записи в электронный планшет. Маша пыталась дремать на плече у мужа. Коноводов младший раскачивался на стуле, постукивая пальцами по столу. В гостевой комнате на застеленной кровати в полной темноте, раскинув руки и ноги, лежал Виктор. Его широко открытые глаза глядели в потолок. На рубашке у левого кармана засыхало большое бурое пятно.

Продолжение следует...